irish-iry
Я бы мог перевернуть мир - только нах мне это нужно?
Кто твоя чашка чаю?



Во всем мире
Не найти цветов краше,
Чем в горах Ёсино,



Красных кленовых листьев ярче,
Чем на горе Тацута,

Чая лучше, чем к юго-востоку от столицы
В прекраснейшей из всех местности Удзи,

В маленькой деревне
К юго-востоку от столицы.



Кто твоя чашка чаю?
Чья любовь к тебе становится всё глубже,
Как цвет чая, в котором есть
Все оттенки зелёного.
Если сравнить
Изгородь у чайного домика
И сосну-ожидание,
Они очень разные.
Но как они прекрасны на свитке,
Украшающем нишу токонома!



Когда она порвала мой шелковый платок,
Спросил своё сердце: может быть,
Мы не подходим друг другу,
Как две половинки
Полочки тигай-дана?
Почему так бывает?
Когда мы встречаемся,
Мое сердце прямо,
Как хисяку,
Ароматный ковш из бамбука,
Но твоё сердце изогнуто,
Как бамбуковая ложечка тясяку.



Позабудем свои заботы
И будем беседовать о старинных временах,
Пока не состаримся, как супружеская пара
Из волшебных легенд,
Но вода в нашем чайном котле
Никогда не остынет.

Наши судьбы связаны
На тысячу,
Десять тысяч лет.

(Перевод Н.Власовой, Н.Голубинской)




В предстоящем концерте фестиваля "Душа Японии" мы услышим пьесу Кикуока Кэнгё, Яэдзаки Кэнгё "Звуки чая", в которой пропеваются эти стихи. Каждый, даже едва слышимый, звук сямисэна значит в музыке так же много, как каждое движение чайного мастера во время церемонии. Самый сокровенный смысл зашифрован во внешне предельно сдержанных, не выходящих за рамки ритуала жестах, словах, взглядах. Любовь, о которой так тоскуют герои, несбыточна. Они знают, что, выпив до дна свою чашечку чая, расстанутся навеки. В утешение - лишь безмолвная клятва:


"Наши судьбы связаны
На тысячу,
Десять тысяч лет"


@темы: Япошия, Даии скиииии!, Айшитеру....хонто